Проход по ссылкам навигации


Анри де Люмлей посетил раскопки в алтайских пещерах

В начале августа звезда мировой археологии, знаменитый французский ученый Анри де Люмлей по приглашению академика РАН Анатолия Деревянко посетил несколько археологических памятников – четыре алтайских пещеры, в которых многие годы ведут работы новосибирские ученые, сотрудники Института археологии и этнографии СО РАН: пещеры Денисова, Чагырская, Окладникова и Усть-Канская.

Анри де Люмлей – специалист по палеолиту, исследователь важных археологических памятников во Франции и в Испании — первых следов присутствия гомининов в Европе. Директор Института палеонтологии человека в Париже и профессор при Музее естественной истории в Париже, в недавнем прошлом – директор Французского национального музея естественной истории.

Вместе с выдающимся французским ученым алтайские пещеры посетила его ближайшая коллега и супруга – антрополог Мари-Антуанетт де Люмлей. В завершающий день своего пребывания в Сибири французские гости ознакомилась с экспозициями Музея народов Сибири и Дальнего Востока и Музея под открытым небом ИАЭТ СО РАН, а также с работами Центра «Геохронология кайнозоя», где ведется целый спектр исследований различных древних материалов: от пыльцы и древесины до кости, кожи и ткани. Особенный интерес вызвала наиболее близкая по роду деятельности палеолитическая часть экспозиции.

– Интересно, что таких крупных, массивных зубов, как у денисовцев, не было ни у кого из обнаруженных до сих пор древних людей, – удивлен Анри де Люмлей, который руководил десятками раскопок палеолитических памятников по всему миру и держал в руках сотни различных частей скелета древних гомининов. – Моя супруга в данный момент как раз изучает этот зуб в вашем музее. Я много раз был в России в разных городах, но в Сибири и на Алтае я не бывал ни разу, и я искренне потрясен. Я мечтал побывать в той самой пещере, где жили денисовцы. Открыть новый подвид человека – это мечта любого археолога, который занимается палеолитом. В будущем мировую археологию будут разделять на период «до профессора Деревянко» и «после профессора Деревянко».

В отличие от европейских пещер, где также находят много останков древних людей, в пещерах на Алтае сохранность ДНК просто уникальная, поэтому у сибирских археологов есть чудесная возможность расшифровать ее и изучать. Исследования новосибирской команды открывают качественно новый этап научных работ. В алтайских пещерах я видел не только археологов – там работает целая группа специалистов: трасологи, палинологи, палеонтологи, генетики. Это уже работы принципиально другого уровня. Институт демонстрирует высокопрофессиональный междисциплинарный подход к изучению глубокой древности.

Поскольку в процессе раскопок, памятник разрушается, то самое главное – ничего не упустить. Каждая мельчайшая чешуйка, обнаруженная при раскопках, немедленно фиксируется, описывается во всех измерениях, и ее координаты заносятся в компьютер. В камеральных помещениях находки изучают специалисты разных дисциплин, международные команды. Я встречал в алтайских пещерах и польских, и французских коллег. На следующей неделе там будут работать австралийские ученые.

Я руководил раскопками палеолитических памятников во многих странах, используя междисциплинарный подход: в Греции, на Пелопоннесе и на юге Эфиопии, где мы обнаружили памятник, который позволил реконструировать образ жизни первых людей на Земле. В Африке я еще работал в пустыне Сахара, и, знаете, нам удалось выяснить, что более миллиона лет назад на ее месте было много озер, и росла густая сочная трава, которую ели крупные травоядные млекопитающие. Правда, это продолжалось недолго – примерно 5-10 тысяч лет. Также я исследовал памятник в Грузии, в Дманиси, недалеко от Тбилиси, где было обнаружено пять черепов Homo georgicus (человека грузинского) в слоях возраста 1 миллион 800 тысяч лет.

Как антрополог моя супруга изучала эти материалы вместе с грузинским коллегой Лео Габуниа, и они сошлись во мнении, что это был новый подвид. Важно было понять, к кому он был ближе – к человеку прямоходящему (Homo erectus) или к человеку умелому (Homo habilis). Ведь Грузия – перекресток путей между Южной, Центральной Азией и Европой. Американские исследователи считали, что грузинский человек – это Homo erectus, пришедший из Африки. Но каменные орудия Homo georgicus не имели ничего общего с ашельскими бифасами. Абсолютно другая культура, никаких бифасов и совсем другие способы обработки камня.

Я думаю, что этот человек был не таким, как первые выходцы из Африки, предположил профессор де Люмлей. Возможно, из Африки вышел не Homo erectus, а сразу Homo habilis! Другими словами, было несколько волн миграции. Первая волна – 1,8-1,7 млн лет назад. Это была миграция человека, который появился в Африке и начал еще там делать орудия около 2 млн лет назад. Примерно в этот период мы обнаруживаем следы его пребывания на Ближнем Востоке. А спустя 200-300 тысяч лет мы видим человека умелого в Дманиси. Что же касается Homo erectus, то это была вторая волна миграции из Африки 1,4 млн лет назад, которая характеризуется хорошо изученной ашельской индустрией обработки камня.

По мнению Анри де Люмлея, в археологии и, в частности, в изучении палеолита получение новых знаний может быть не постепенным. Могут происходить революции – мгновенный переворот в представлениях. Для этого нужны международные и весьма продуманные программы исследований, какие сегодня ведутся на Алтае благодаря инициативе академика Деревянко. «Все девять дней нашего путешествия на Алтай были насыщенными. Практически каждый день мы видели новые памятники и знакомились с новыми командами исследователей», – вспоминает профессор.

Ученый сравнил пещеру с жестким диском компьютера, который, впрочем, сохраняет не только базовую информацию, но и каждое произведенное с ним действие, а задача археологов – аккуратно, слой за слоем, снять с него всю информацию, не повредив и не исказив ее. Денисова пещера сообщила всему миру, что 200 тысяч лет назад человек уже заселил Северную Азию. На очень небольшом пространстве пещеры одновременно существовали разные группы людей – денисовцы и неандертальцы. Это означает, что разные подвиды человека общались между собой, а генетические исследования установили следы метисации между этими популяциями, то есть, показали, что они скрещивались.

– Нигде в мире подобное наблюдение не имело место! В современных людях есть генетическое наследие и от денисовцев, и от неандертальцев. Чувствуя, что в моих жилах течет их кровь, я не мог не посетить пещеры своих далеких предков.

Фото: Лидия Зоткина

Текст: Мария Роговая

Источник новости - Ъ-Наука Коммерсант.