Проход по ссылкам навигации


За выдающийся вклад в изучение археологии Сибири

10 февраля в резиденции губернатора Екатеринбурга состоялось вручение одной из старейших и самых престижных российских наград для ученых – общенациональной неправительственной Демидовской премии, заместителю директора по науке Института археологии и этнографии СО РАН академику Вячеславу Ивановичу Молодину «За выдающийся вклад в изучение археологии и древней истории Сибири и народов Сибири».

Демидовскую премию для учёных учредил в 1831 году уральский промышленник и камергер императора Павел Николаевич Демидов, «желая содействовать преуспеянию наук, словесности и промышленности в своём отечестве». Присуждение наград меценат предоставил Российской Императорской академии наук как «первенствующему учёному сословию в империи». По оставленному завещанию и после его смерти деньги на эти цели поступали в течение 25 лет, вплоть до 1866 года. Одними из первых Демидовскую премию получили знаменитые на весь мир ученые – химик Д.И. Менделеев, хирург Н.И. Пирогов, путешественники И.Ф. Крузенштерн и В.П. Врангель.

Премия была возрождена в 1993 г. по инициативе вице-президента РАН академика Г.А. Месяца и в результате объединения усилий уральских учёных, предпринимателей и при активной поддержке руководства Свердловской области. Общенациональные неправительственные Демидовские премии присуждаются за личный выдающийся вклад в физику, математику, химию, биологию, науку о Земле, общественные науки.

Учёные награждаются не за отдельный научный труд, а по совокупности работ. Лауреаты определяются путем опроса специалистов в той или иной области. В Сибирском отделении РАН лауреатами Демидовской премии стали академики Г.А. Толстиков (НИОХ, 1995), Н.Н. Покровский (ИИ, 1995), А.Н. Скринский (ИЯФ, 1997), Н.Л. Добрецов (ИГМ, 1999), Г.А. Месяц (ИСЭ, 2002), А.П. Деревянко (ИАЭТ, 2004), А.Э. Конторович (ИНГГ, 2005), Б.М. Ковальчук (ИСЭ, 2007), Г.В. Сакович (ИПХЭТ, 2010), Ю.Л. Ершов (ИМ, 2013). Среди археологов Демидовской премии были удостоены академики В.Л. Янин (1993), В.В. Седов (1998) и А.П. Деревянко (2004).

– Думаю, прежде всего, оценивались мои научные труды, посвященные исследованиям древних культур жителей Барабинской лесостепи, – рассказал Вячеслав Иванович Молодин накануне вручения. – Когда я начал заниматься этой темой еще в аспирантуре, не скажу, что Обь-Иртышское междуречье было сплошным белым пятном в археологии, но в значительной степени это так. Эта территория всегда была транзитной между югом и севером, между востоком и западом, поэтому ее исследования имели хорошие перспективы. На эту тему впервые меня сориентировала мой учитель Татьяна Николаевна Троицкая, которая начинала там работать. Этой же теме посвящены и моя кандидатская, и докторская работы. Название докторской озвучил мой учитель Алексей Павлович Окладников: «Бараба в древности». Мне довелось изучить эту территорию со времен палеолита до позднего средневековья.

– Фактически у вас не было постоянной узкой специализации по конкретному периоду?

– Как сказал Анатолий Пантелеевич Деревянко, тактически это было неправильно, но стратегически абсолютно верно, и он был прав. Работая в более узком временном периоде или с очень конкретной тематикой, я мог защититься намного раньше. А так, мне пришлось осваивать археологию Сибири от конца древнекаменного века до этнографии, и это было, конечно, непросто. Палеолит и сегодня в Барабе не особенно исследован – в те годы нам удалось раскопать пару памятников. Например, Волчья грива, куда меня отправлял Окладников. Позже вся информация по Барабе аккумулировалась и переросла в серию моих монографий и совместных работ с коллегами: «Бараба в эпоху бронзы», «Бараба в эпоху позднего средневековья», «Бараба в древнетюркское время» и многие другие. И сегодня круг моих интересов остается, прежде всего, там.

– Могли бы назвать ключевые или поворотные моменты в этих исследованиях?

– Некоторые концепции оказались несостоятельными, их пришлось пересматривать. Но такова научная жизнь. Например, там была обнаружена серия культур эпохи бронзы: одиновская, усть-тартасская и наиболее затем изученная – кротовская. Отдельно изучался этап взаимодействия кротовцев с пришлыми андроновцами. Работа активно ведется там и сегодня каждый полевой сезон. В пределах всей Западной Сибири эта территория сейчас, пожалуй, самая изученная. В последние годы на этих материалах сделаны замечательные открытия по неолиту, с очень ранними датами. Кроме погребальных и поселенческих комплексов с массой находок, там были обнаружены уникальные предметы искусства, что встречается довольно редко. Нашим реставраторам пришлось проделать огромную работу, за что я им очень благодарен. Благодаря им многие наши находки можно сейчас видеть в экспозициях нашего музея. Многие найденные в Барабе предметы из разных эпох были представлены на выставках в Корее, Японии, Австралии и странах Европы.

– Сколько всего в Барабе работает отрядов?

– Три отряда на двух памятниках. Мы согласуем между собой все планы, что позволяет увеличить общий объем работ. Один памятник – Тартас-1, где изучаем могильник, поселение и ритуальный центр. Другой – поселение Венгерово-2 (неолитический погребальный комплекс и кротовская культура, эпоха бронзы). Правда, в этом году нам предстоит провести еще и аварийные раскопки кургана саргатской культуры (скифское время, эпоха раннего железа), где посреди насыпи кто-то с неизвестными хозяйственными целями вырыл огромную яму, расшвыряв находки по всей насыпи. Мы даже полицию пытались вызывать, но им ничего не удалось выяснить.

– Впереди планируется еще много полевых сезонов?

– Сегодня практически все работы ведутся по грантам, так что с полной уверенностью вперед можно говорить только на один сезон. В этом году мы уже заработали на 4 с лишним месяца раскопок, так что все, как обычно – в мае выезжаем!

В.И. Молодин, воспоминания из книги «Меч Каролингов»:

«Березовые колки перемежаются с болотами и лугами. Множество рек – больших и малых. И две с половиной тысячи озер. Это и есть Бараба, по которой кто только не проходил в давнем прошлом… Более чем за десять лет раскопок удивительного памятника Сопка-2 в центральной части Барабинской лесостепи обнаружено огромное количество погребений практически всех археологических культур: от эпохи неолита до позднего средневековья».

«Поддев тонким лезвием раскопочного ножа, я приподнял находку и все-таки оторвал от земли увесистый клинок. Конечно, мне приходилось видеть подобное в музеях и на страницах научных книг, но в руках держал впервые: меч как будто только что прилетел к нам из русской сказки о богатырях. Находка пошла по рукам. Постепенно мы оправились от шока и заговорили все сразу. Удивлению и восторгу, казалось, не будет предела. Как попал этот явно европейский меч в центр Западной Сибири? Почему так прекрасно сохранился?»

«Шел третий час, когда мы остановились на разрушенной ветровой эрозией песчаной дюне, через которую уже два раза проезжали. Я вышел из машины и тут же заметил несколько камушков из полупрозрачного кварцита, лежавших прямо под моими ногами. Подняв их, с радостью понял: это именно то, что мы ищем. Ветровая эрозия сильно повредила культурный слой: вся поверхность была буквально усыпана каменными орудиями и керамикой. Про обед забыли. Упав на колени, мы ползали по дюне. То и дело раздавались возгласы: «Вот это наконечник!», «Посмотрите, какой топор!», «Ну и скребочек!», «Керамика орнаментированная!», «А я глиняное грузило нашел!»

«К вечеру все кончено. Мы успеваем все сделать до снега, который начинает падать крупными мокрыми хлопьями уже ночью. Комплекс после идеальной, несмотря на мороз, расчистки зарисован, сфотографирован, разобран и тщательно упакован. Описание я заканчиваю у себя в палатке под шуршание первого снега. Захоронение оказалось уникальным. И дело не в золотых и серебряных предметах, обнаруженных в нем, а в необычных вопросах и загадках, вставших перед нами».

Церемония вручения неправительственной Демидовской премии академику В.И. Молодину

Ссылка на источник: http://videoticket.ru/events/demidov/?num=0