Проход по ссылкам навигации


Археологи и генетики СО РАН обсудили эволюцию
на уникальной выставке черепов

В Новосибирском Музее природы состоялась уникальная выставка точных копий черепов первых людей на Земле, включая антропологические находки 2015 года, с участием научных экспертов из Института археологии и этнографии и других институтов СО РАН. После торжественного открытия организаторы передвижной выставки «17 черепов и зуб, или Изменение человека во времени» – Государственный биологический музей им. К. А. Тимирязева и Научно-просветительский портал «Антропогенез.ру» – пригласили экспертов и пришедших зрителей более предметно поговорить об эволюции.

Нелинейная эволюция

– У эволюционного дерева развития человека современного облика было множество тупиковых ветвей, так что оно совсем не было похоже на диаграмму «Марш прогресса», изображением которого часто иллюстрируют эволюцию, – поясняет директор портала Антропогенез.ру Александр Соколов.

Это утверждение полностью подтвердилось, в том числе, и научными исследованиями ученых ИАЭТ СО РАН, открывших новый вид древнего гоминина – денисовского человека, по происхождению намного более архаичного, чем неандерталец, но при этом не уступающего по развитию первым Homo sapiens. В древних слоях, где залегали костные останки денисовцев, были обнаружены украшения из кости, камня, зубов животных и скорлупы яиц страуса, а недавно – большая костяная игла. При этом в тех же временных слоях были найдены и костные останки неандертальцев, что еще раз подтверждает нелинейность эволюционных процессов, а также параллельное существование и даже взаимодействие разных популяций.

Не все то золото

Участники беседы сошлись во мнении, что одна из главных проблем популяризации науки состоит в ее ориентации на посвященную публику, не особенно влияющую на общественное мнение. При этом, например, большинство обывателей считают, что археологи ищут оружие, золото, драгоценности и доспехи, а первобытная история с ее каменными орудиями якобы очень скудна информацией.

– Профессор, который преподавал у нас каменный век, показывал нам огромную карту, где последние века и даже десятки веков истории занимали крошечную, самую верхнюю часть огромного ватмана, – рассказал кандидат исторических наук, сотрудник ИАЭТ СО РАН Константин Павленок. – Остальные 99% занимает каменный век. Поэтому считать этот период неинтересным только потому, что в раскопках этого времени мы не находим копья, латы и золотые сундуки, ошибочно. Некоторые каменные орудия выглядят, как произведения искусства. Например, одно из найденных орудий имело в центре отпечаток морской раковины. Древний человек, который обрабатывал камень с этим великолепным отпечатком, пытался всеми силами сохранить изображение и изменил стандартную технологию в ущерб функциональности предмета.

Говорящие камни

Скептики спросят, много ли может ученый узнать о предмете своих исследований, если их разделяют сотни тысяч лет? Оказывается, не так уж мало. Старший научный сотрудник ИАЭТ СО РАН Евгений Павладьевич Рыбин отметил, что, например, в Европе и в Китае древние люди обрабатывали свои каменные орудия по принципиально различным технологиям.

– Бывает, что найденный предмет сделан из породы, которой нет на данной территории, а ближайшее ее месторождение находится за многие сотни километров, – рассказал ученый. – Это означает, что древние люди были очень мобильны и переносили каменные и другие материалы на огромные расстояния. Таким образом, можно отслеживать их образ жизни и пути перемещения.

По предметам искусства – украшениям из кости и камня, можно судить не только об уровне развития технологий, но также о структуре общества, в частности, о субординации в древней популяции. Ведь очевидно, что далеко не каждому представителю сообщества могли предназначаться бусы из скорлупы яиц страуса, принесенные в Денисову с пещеру с территории современной Монголии или Забайкалья.

– О климате, влажности и типе растительности можно судить по исследованиям состава почвы и пыльцы. О способе питания – по костям животных, найденных на стоянках древнего человека, – поясняет ведущий научный сотрудник ИАЭТ, доктор исторических наук Ксения Колобова. – Сегодня на раскопках работают не только археологи, но и палинологи (специалисты по пыльце), палеонтологи (по древним костям животных), антропологи (по древним костям людей) и другие представители естественных наук. Например, генетики.

Кстати, последние могут приоткрывать даже вопросы взаимоотношений между популяциями различных гомининов. Красноречивый генетический факт – 2-4% неандертальской ДНК в геноме современного человека. Иначе говоря, эти архаичные люди успешно смешивались с представителями Homo sapiens. А то, что неандертальский процент в нас так невелик, ученые связывают с тем, что большая часть неандертальских генов, унаследованных нашими предками, оказались ненужными или даже вредными и отбраковались в процессе эволюции.

От среднего к верхнему

Исследователи отметили, что самым важным и волнующим вопросом в спорах и обсуждениях археологов, которые занимаются изучением древнекаменного века – это переход от среднего к верхнему палеолиту. Именно в это время на Земле появляется человек современного типа, которому свойственно символическое поведение – использование украшений, пигментов и других средств, с помощью которых он как-то идентифицировал и выделял себя. К этому же периоду относится и освоение этим человеком территории Евразии. Евгений Рыбин подчеркнул, что этому вопросу посвящены многие тома литературы и выдвинута масса теорий.

– Человек современного типа появился около 200 тысяч лет назад, но археологически он стал заметен только с появлением у него самоидентификации, – говорит ученый. – Очень жаркая дискуссия происходит по вопросу о том, был ли символизм у неандертальцев. Одни ученые считают, что, если и был, то заимствованный у человека разумного. Другие склоняются к тому, что быть не могло. Вне всяких сомнений, на этом поле будет сломано еще очень много копий.