Проход по ссылкам навигации


Евгений Ройзман выступил в Музее истории и культуры
народов Сибири и Дальнего Востока

Мэр г. Екатеринбурга Евгений Ройзман нанес неофициальный визит в Музей истории и культуры народов Сибири и Дальнего Востока Института археологии и этнографии СО РАН в Новосибирске в качестве эксперта-искусствоведа по иконам 18-19 вв., имеющего положительный опыт организации иконописных экспозиций.

Выставка икон в музее ИАЭТ СО РАН была составлена из архивных экспедиционных материалов 80-х гг. Многообразная коллекция икон профессиональных иконописных школ, уникальных старообрядческих и народных икон была большей частью собрана из зон затопления перед строительством нескольких небольших ГЭС и ГРЭС на территории Сибири – Илимской, Братской и ряда других.

Однако местонахождение экспонатов не позволяет наверняка утверждать, что все собранные иконы принадлежат сибирским иконописным школам. Ведь очень долгое время после революции, и позднее – в сталинские и хрущевские времена, иконы уничтожали, а спасенные экземпляры могли «кочевать» на значительные расстояния. Причем, порой даже не в виде икон, а в неожиданных, нередко вандальских формах.

Евгений Ройзман рассказал, что в годы, когда он собирал иконы для создания музея, ему доводилось держать в руках сундуки, сколоченные из икон 18 века.

– Некоторые из них были ликами внутрь, другие наружу. Одни иконы использовались целиком, другие были безжалостно обрезаны. Из больших икон на заре советских времен делали школьные доски, и хорошо, если использовалась тыльная сторона, а нередко стесывали лицевую. Я видел сделанные из икон столы, разделочные доски, даже поилки для скота, причем, сколоченные ликами кверху...

Особое место, по словам приглашенного эксперта, на выставке занимает группа икон, написанных мастерами-старообрядцами. Эти иконы представляют особую категорию, поскольку старообрядцы использовали характерные сюжеты и имели свои отличительные традиции письма.

Поскольку у старообрядцев не было церквей, а были небольшие часовни, весь иконостас они компоновали в одну сложную икону, называемую «седьмица». Многофигурные иконы седьмицы выписывали филигранно. Они могли содержать множество рельефных миниатюрных ликов святых, каждый из которых был не похож на другой, и каждый можно было закрыть даже спичечной головкой. Многие из сюжетов староверов, отметил выступающий, имели двойной смысл, злободневный политический подтекст.

– Например, усекновение главы Иоанна Предтечи, в принципе, традиционный православный сюжет. Но, если внимательно посмотреть на палача, мы видим, что этот усатый человек – точная копия портрета Петра I с одной из известных западных гравюр, – рассказал эксперт. – Мастер недвусмысленно намекал, что великий император, упразднив патриаршество, обезглавил русскую православную церковь.

– Дело в том, что старообрядцы были очень работящие, непьющие, некурящие, грамотные и хорошо образованные люди. Они были востребованы на сложных производствах, требующих умения обращаться со специальным оборудованием, например, на оружейных, – пояснил Евгений Ройзман. – Поэтому иконы, которые писали старообрядцы, зачастую выполнялись на досках великолепной выделки, с торцевой шпонкой настоящего заводского качества. Несколько таких икон можно видеть здесь, в экспозиции музея ИАЭТ СО РАН.

Евгений Ройзман высоко оценил собрание икон музея. Особый интерес эксперта вызвали старообрядческие иконы 18 века – икона Михаила Архангела исполнения северных мастеров, несколько очень интересных народных икон. Народная икона – непрофессиональная, всегда очень эмоциональная и характерная, сделанная для личного пользования, не под заказ, часто с ликами, написанными с близких людей. В экспозиции нашлась и одна уникальная праздничная икона Красноуфимской иконописной школы – отдельное ответвление уральского горнозаводского старообрядческого иконописания.

Термин «красноуфимская икона» включает в себя памятники, созданные в XIX веке на территории Красноуфимского уезда Пермской губернии. Иконы эти, стилистически обособившиеся от невьянской школы иконописи, имеют своими образцами лучшие невьянские иконы XVIII века и хранят черты старого невьянского иконописания. Красноуфимских икон известно всего сто, причем, праздничная из них только одна. Икона в музее ИАЭТ СО РАН – вторая.

В представленной коллекции приглашенный эксперт также обратил внимание на еще две очень редких иконы – Армизонские, с юга Тюменской области, где находилось поселение старообрядцев, называвших себя двоеданами. Двоедане – те, с кого по приказу Петра I взималась двойная подать в наказание за раскольничество вплоть до 1782г. Позже так стали называть в народе старообрядцев, а слово «двоеданить» получило значение «тайно раскольничать».

В завершение мероприятия Евгений Ройзман подтвердил свой интерес к сотрудничеству с Музеем истории и культуры народов Сибири и Дальнего Востока, а также поделился своими планами организации в 2017 году выставки народной иконы в Академгородке и большой выставки горнозаводской старообрядческой иконы в Краеведческом музее г. Новосибирска.